Жаңалықтар
Басқа бұқаралық ақпарат құралдарында
Загрузка...
Оқи отырыңыз

Как "Астана LRT" стала заложником в банковских играх

Для казахстанцев оказалось сюрпризом, что деньги "Астана LRT" находились в Банке Астаны.

Сурет : vlast.kz30 Шілде 2019, 11:59

Если отбросить споры о стоимости проекта о стоимости строительства ЛРТ в Нур-Султане, основанные на умозаключениях и нерелевантных сравнениях некоторых "экономистов", а также о целесообразности появления надземного метро как вида транспорта в бурно развивающемся городе, то останется вопрос замороженного финансирования, которое и затормозило строительство инновационного трамвая.

Для казахстанцев оказалось сюрпризом, что деньги "Астана LRT" находились в Банке Астаны. В сети можно почитать возмущенные комментарии о том, какое, мол, право имела компания на размещение кредитных денег в данном финансовом институте, оказавшемся, по сути, банкротом. Очевидно, что разговоры эти появились неспроста, но для начала нужно понять, что вообще произошло.

Банк Астаны убили. Что бы кто ни говорил, но это - хорошо подготовленная акция, которая была нужна только одному человеку, ну, или, возможно, группе людей, от имени которых и действовал бывший председатель Национального банка Данияр Акишев. В первую очередь нужно знать, что события развивались не одномоментно, а в течение полутора лет до злополучного дня, когда три банка были представлены как аутсайдеры и впоследствии подвергнуты процедуре ликвидации. То, что порядок в системе нужно было наводить, не сомневался никто даже до девальвации 2016 года. Банки, по сути, были убыточны с 2008 года. Бесконечная чехарда с национальной валютой, коррекцией курсов, необузданной инфляцией, стагнацией экономики и бесперспективными кредиторами не способствовала позитивной динамике развития данного сектора.

Очевидно и то, что банки уже как десять лет живут за счет негласной помощи государства. Напомню, что Казахстан приобрел статус нежелательного заемщика в 2009 году, когда один из банков отказался платить по международным обязательствам, а его акционер бежал за границу, прихватив около 5 миллиардов долларов. С тех пор внешние рынки дешевого капитала для финансовых игроков закрыты намертво. Ситуация усугубилась после двукратного обесценивания тенге с 2014 по 2016 годы, и без агрессивной поддержки уже было не обойтись.

В первую очередь, помощь выражалась в размещении государственных, по своей сути, денег на депозитах банков под минимальный процент, имеются в виду средства квазигоссектора. За них всегда шла настоящая борьба, но они же стали и инструментом устрашения и давления на акционеров банков. Понятно, что если у тебя в конечном итоге единственный бенефициар заемных средств, то ты становишься его заложником. В определенный момент, по команде, все депозиты, размещенные в банке, можно отозвать, и никто не устоит. Даже самые крупные игроки рухнут, словно карточный домик от сквозняка. Думаю, что пример "Казкома" в этом смысле показательный. В течение нескольких дней из банка отозвали большую часть депозитов, размещённых квазигоссектором, а после просто слили в СМИ информацию о застарелых проблемах - этого оказалось достаточно, чтобы банк исчез.

Примерно в то же время после кризиса тенге 2016 года и смены руководителя Национального банка было объявлено начало дедолларизационной политики, и поддержка банковского сектора обрела куда более ощутимый характер. Банкам были предоставлены, по сути, нерыночные инструменты с завышенной доходностью, сопоставимой с объявленной ставкой рефинансирования существенно выше официальной инфляции.

По сути, банк первого уровня создавал спрос на национальную валюту, давая по ней рекордную доходность. Банки начали расцветать с точки зрения отчетности, ведь инвестируя в безрисковые инструменты, получалось фиксировать значительную прибыль, но у этой щедрости была и обратная сторона. Автор этой концепции, Данияр Акишев, предложил политику расчистки банковской среды без проведения каких-либо стресс-тестов, а исходя из собственного усмотрения или чьего-то желания. Так на докладе у президента появились еще три "расстрельных" банка. Более того, в разработке было еще пять. Их "стереть" было не так просто, уж больно серьезные были акционеры, но тщательная подготовка велась.

К слову, в Банке Астаны в течение года до момента объявления его проблемным сидели проверяющие Национального банка. Что они искали, никому не известно, найти существенного не получилось, банк был вполне работоспособен. Имел приличный кредитный рейтинг и не имел серьезных замечаний, но жажда извести акционеров банка, судя по всему, была сильнее. Поэтому не знающие о нарастающем противостоянии между регулятором и банком клиенты – юридические и физические лица – спокойно размещали депозиты, открывали счета. Сервис у банка был потрясающим, функционал великолепным. Не остались в стороне и "Астана LRT". Они открыли там счет и пользовались всеми возможностями, что предоставлял Банк Астаны.

Буквально недавно, после того как стал разворачиваться скандал по размещенным в банке средствам "Астана LRT" и когда большинству стали понятны истинные причины заморозки строительства надземного метро, я задал вопрос первому заместителю премьер-министра - министру финансов Алихану Смаилову - какие меры предпринимались правительством и Национальным банком, прежде чем ликвидировать Банк Астаны, сравнивали ли в правительстве расходы на спасение Банка Астаны с теми средствами, которые приходится затрачивать сейчас, чтобы вызволить замороженные в ликвидированном банке деньги.

Смаилов ответил: "Что касается спасения, оздоровления банков. Это очень сложные вопросы. Там нет простых решений. Прежде чем выносить те или иные решения, Нацбанк детально анализирует последствия, в случае если банк не выполняет нормативы и является финансово неустойчивым. (...) Решения были приняты через призму последствий для государства, вкладчиков, бизнеса. Все решения принимались исключительно Нацбанком, исходя из возможных негативных или других последствий".

Также он сказал, что в анализе учитывали, сколько вкладчиков имеет банк, какие средства лежат в банке у этих вкладчиков, а также отношения банка с бизнесменами.

Смаилов - хороший министр, настоящий государственник. Он предпочел отделаться общими фразами вместо того, чтобы реально назвать "виновника" - своего коллегу. Он же не знает, что у нас есть информация, сколько просили в виде экстраликвидности в Банке Астаны, чтобы удержаться на плаву, даже после встречи Акишева с президентом Назарбаевым.

Так вот, на первом этапе достаточно было 20 миллиардов тенге, после того, как скандал стал разворачиваться и вкладчики побежали изымать средства, они просили 50 миллиардов. И этого бы хватило, прекрати Нацбанк объявленный террор и запусти программу реабилитации. За день до официального отзыва лицензии можно было влить 100 миллиардов и остановить войну, но и этого сделано не было.

Для справки. Общая сумма обязательств перед частными вкладчиками банка оценивалась в 37,5 миллиардов тенге. В целом активы банка выросли, на I квартал 2018 года были около 347,8 миллиардов тенге.

Вместо этого Акишев с радостью добил банк, и теперь предстоит возвращать средства по приоритету, объявленному президентом – 200 миллионов долларов. "Возвращено 8,8 миллиона долларов. Исковая работа продолжается. Государственной комиссией по модернизации было принято решение о том, чтобы передать право требования по займу из фонда проблемных кредитов в "Астана LRT". При этом ранее, отвечая на вопрос президента Токаева, все тот же Смаилов сказал: "Фонд проблемных кредитов проводит работу по изысканию возможности возврата этих средств. Первые предварительные итоги есть, но основную работу нам предстоит решить в предстоящие два года – 2020-2021 годы. Вероятность возврата средств оставшегося депозита – на уровне не более 30-40%".

Это, кстати, во многом объясняет организованную атаку на "Астана LRT", закончившуюся нагоняем от действующего президента. Расставленные приоритеты лишают шанса вернуть деньги остальным кредиторам Банка Астаны. Они просто останутся с носом и вынуждены будут глотать пыль от убегающего трамвая.

Дискредитируя проект и создавая условия для его отмены, создается окно возможностей вытащить хотя бы часть своих денег. При этом достаточно странно ставить вопрос возврата средств перед министром финансов, который этот банк не ликвидировал, и не требовать отчета у Национального банка. В этой истории радует одно, что Акишев не успел положить еще с дюжину банков, а то повесть была бы куда более печальной.


Telegram арнасындағы маңызды жаңалықтар «zakon.kz». Жазылу!

қате туралы хабарлау
Қате туралы хабарлау
Қате мәтін:
Түсініктеме:
Қазір оқулыда
Басқа жаңалықтар
Қызықты
Жаңалықтар мұрағаты
ДүСейСәрБеЖұСенЖе
Соңғы пікірлер
Соңғы пікірлер